Я художник

Категория: Остальное

Я живописец. Женская натура — тревожит. Но мужик во мне всегда оказывался посильнее художника. Сейчас рисую на этой самой натуре. Если б вы только знали, как это отлично: под твоими руками тело женщины расцветает и открывает свою настоящую красоту. Уверен, только художнику под силу возвести красоту обнажённой Дамы в ранг искусства. Мне это доступно. Желаю, чтоб вы тоже знали, что так может быть.

И совершенно необязательно представлять меня странным типом, купающим визжащих женщин в краске. Совершенно нет. Во-1-х, поэтому, что работаю я только с Дамами. И во-2-х: я обыденный юноша, работаю дизайнером в маркетинговом агентстве, получаю хорошие гонорары за рекламу бульонов, колготок и железного проката.

Спросите: кто же соглашается на то, чтоб «лечь под кисть»? 1-ая посреди кандидаток — девченка с тусовки. Престижная, крутая. Тату? Да вот же она, дяденька, розочка на попке-то. Колечко в пупочке? Пожалста. Экстази? Бывало. Престижная стрижка на лобке? Как же без неё? А сколько лет для тебя? 16-ть: Такие приходят, когда всё остальное уже перепробовано, когда тусовку уже нечем изумить. Она совсем не реагирует на прикосновение, старается комментировать каждый мазок, и раз в две минутки спрашивает: дяденька, а вы мне фотки отдадите? Как я уже гласил, с такими я не работаю.

Еще больше завлекает тут Дамы, знакомые со своим телом, Дамы, ищущие новых глубин, Дамы, которых охото узнать, Дамы, в телах которых укрыта какая-то загадка. В главном это Дамы от 25 до 37 (Младше — не люблю, старше — не встречал).

Нереально обрисовать палитру эмоций во время сеанса и до него. Вот ты ей в первый раз показываешь свои работы. Тут необходимо пристально смотреть за мельчайшими проявлениями её чувств. Вот, она увидела первую фотографию — удивлена.

— Саша, что же все-таки это такое?

— Ты спрашивала про моё хобби?

— Да, но я не задумывалась, что ты занимаешься ЭТИМ:

— Для тебя не нравятся мои работы, либо тебя напрягает, что их сделал я?

— Не знаю, просто это как-то:

— Смотри на это проще: ведь ты каждое утро рисуешь что-то у себя на лице, так почему бы не нарисовать чего-нибудть на теле? Но потому что до своей спины для тебя будет достаточно тяжело достать, то проще будет позволить мне сделать это:

— Ну, знаешь ли: и всё в таком духе.

Наблюдаю далее: дыхание стало более глубочайшим, зрачки расширены, на губках полуулыбка: И говорю, завлекаю, опутываю, пожираю очами. Нет более приятного вида, чем вид Дамы, пытающейся скрыть своё возбуждение. Она ведь и не подозревает о том, что как она поразмыслила о своём теле и решила «держать себя», её тело здесь же стало подавать огромное количество сигналов, доступных поему взору: вот она чуток свела ноги и поставила одну немного под углом, вот убрала прядь за ушко и чуток наклонила голову: Всё. Кажется, я дошёл до основательно укреплённых позиций. Что-ж, временно отступим.

Потом идёт игра, очень, нужно увидеть, увлекательная. Дело в том, что я уже произнес «Да», перед тем как показать ей свои работы. Её тело произнесло «Да» ещё перед пятой фото. А вот её мозг был против. Так цель игры и состоит в том, как, сговорясь с её телом, затуманить ей мозг. Хорошо, пропустим предстоящий шаг, и переместимся ко мне в мастерскую (по сути — рядовая квартира в спальном районе).

Открываю дверь, заходим. Она немного напряжена, по лицу вижу, что снутри у неё приблизительно таковой диалог:

— И для чего я на это повелась? Может отрешиться? Переведу всё в шуточку, у меня отлично выходит, а он не обидится.

— Но, с другой стороны, я ведь буду тупо смотреться. Не считая того, Сашу я знаю издавна, от него навряд ли можно ждать противных сюрпризов.

— Но я не желаю серьёзных отношений с ним, он естественно неплохой юноша, но:

— Так не будет ведь никаких отношений, он просто нарисует чего-нибудть на мне, посмеёмся, и разбежимся в различные стороны.

— Ксюш, улыбнись. (это уже я говорю). Ты как-никак страшиться меня начала?

Сажаю её на диванчик, даю в руки бокал вина, а сам начинаю готовить «рабочее место». Достаю кисти, приношу тёплой воды, салфеток, смешиваю краски. Сам при всем этом краем глаза наблюдаю за ней. Какое наверняка странноватое при всем этом у неё состояние: С одной стороны, она чувственная Дама, и сама ситуация (ну и вино) её немного пьянит. С другой стороны она лицезреет мои изготовления, и осознает, что всё это создано для неё, что конкретно я буду конкретно с ней (как такое может быть?) делать конкретно это! Ей проще и понятней обыденный секс: прелюдия, переходящая в постельную борьбу со взрывным концом.

Всё готово. Пауза несколько секунд. Смотрю ей в глаза (какая в их смесь!). Улыбаюсь.

-Ксюш, на диванчике нам будет неловко, ну и одежка, наверняка, мешать будет.

-Что, раздеваться? (таким голосом, как будто я ей аппендицит вырезать буду)

-Ну, хочешь, я совместно с тобой?

Поднялась. Кофта легла на диванчик, утратив своё содержание и превратившись в ординарную тряпку. Грудь. Пока укрыта бюстгальтером. Наблюдаю. Впитываю каждой клеточкой. Джинсы. Туго посиживают на бёдрах. Прилагает усилие. Поддаются, сантиметр за сантиметром обнажая ткань трусиков, стройность ног. Да, лицезрели бы вы её нижнее бельё: Наверняка наилучшее из всего её гардероба. Вот чертовка, знала ведь, чем дело кончится! Перешагивает. Пауза. Граница. Заводит руки за спину. Грудь. Я не ошибся в выборе холста. Как и всё красивое, её грудь нереально обрисовать словами. Она уже отважилась. Граница пройдена. Трусики, медлительно, призывно, томно. Так. Сейчас она, кажется, решила со мной поиграть. Глуповатая мышка, дёргающая кота за усы! Ниже, ещё ниже, перескочила — и вот передо мной ОНА. Прошу распустить волосы. Сияние глаз. Поднимает руки, чуток прогибается. Каскад кащтановых волос. Пауза. Любуюсь. Желаю узреть её всю.

— Ксюш, ты меня просто дара речи лишила:

— Сейчас необходимо обусловиться, что конкретно мы на для тебя изобразим.

— Оборотись пожалуйста.

— Так, волосы забери вперёд. Так

— Ножки чуток пошире, полуобернись.

— Одну руку повыше, волосы приподними, Так,

— Малость прогнись, одну ножку малость вспять. Возьми левую грудь, приподними, да, вот так (бедняжка, неуж-то она правда задумывается, что всё это необходимо для моего художетсва?)

— Подойди. Присядь рядом. Волосы убери. Вот так. (Конкретно в такие минутки, когда я обходителен с обнажённой Дамой, мне больше всего охото наброситься на неё и порвать на части).

Сажусь за спину, начинаю с плеч. Они напряжены. 1-ый удар кисточкой. Её кожа покрывается мурашками. Выдох. Её тепло, её запах. Не напрасно написал «удар» — её тело дёргается, как от разряда тока. Удар. Мазок. Ещё удар. Дыхание резвее и резвее. Меняю дислокацию. Прошу лечь на животик. Работаю со спиной. Её тело похоже привыкло. Расслабилась. Не, кросотка, так не пойдёт: Означает, думаешь, последующее прикосновение меж лопаток? Не угадала — и кисточка работает …понизу спины. Поясница чуток прогибается. Удивлена? Думаешь, позвоночник — нет, поработаем над шеей. Каждое прикосновение — в новеньком месте, прерывисто, дразняще. Кажется, в воздухе запахло электричеством. Кажется, ты всё сообразила. Но ты для себя уже не хозяйка. В для тебя есть только глас тела: «Желаю». И только одна идея: «Пусть он начнёт первым». Вдох. Вдох. Вдох. Всхлип. Тело само подаётся навстречу кисти. Сейчас я владелец твоего тела, и я говорю для тебя нет.

Прошу тебя подняться. Лицом к лицу. Деловито тычу в тебя кисточкой. Делаю вид, что не замечаю. Но твои глаза прожигают меня. Волны твоего желания пробуют сорвать меня с места и кинуть навстречу для тебя. Я говорю нет. Стараюсь не глядеть вниз — не удержусь. Беру себя в руки. Грудь. Как охото прикоснуться губками, ощутить вкус, вобрать сосок, ощутить губками трепет твоего тела. Прикасаюсь кисточкой. Поближе, поближе. Соски тугие, никогда не задумывался, что они могут быть такими напряжёнными. Ты на грани. Я говорю нет.

Прошу встать на ноги, сам остаюсь на коленях. Животик. Гладкая как атлас кожа. Не владею собой. Прямо передо мной просящий ласки бутон. Твой запах. Нет, ЗАПАХ. Последний момент. Любуюсь красотой Дамского влагалища. Для меня на данный момент существует только это тело.

Роняю кисточку. Кладу руки на твою попу — не желаю, чтоб ты от меня удрала. Наконец чувствую твою кожу. Прижимаю твой бутон к собственному лицу, прогибая тебя навстречу для себя. Пью тебя. Наслаждаюсь твоей упругостью. Трогаю языком каждую складочку. Стон. Протяжный, сладкий стон. Отпускаю. Поднимаю глаза, стоя перед тобой на коленях. В твоих очах — смесь приемущества и подобострастия. Бросаешься на меня. Надеешься заполучить инициативу? Не тут-то было.

Я уже раздет. Исступленный поцелуй. Никаких препядствий. Ты моя. Вся. Твоя рука в конце концов добирается до моего члена. Всё, я твой. Нет воли, нет больше никого, только эта рука:

Вот чёрт, напрасно я себя столько себя сдерживал: мой член никак не может поверить в такое счастье, и застрял кое-где на половине пути к подходящему состоянию. А ты, девченка, молодец, понимаешь, что мне на данный момент необходимо:

Лежу на спине. Твой язычок скользит по уздечке, губы обхватывают головку. Ты не спешишь идти далее, будто бы пробуя меня на вкус. Вот, рывок, и я чувствую, как по моему позвоночнику идёт волна, заканчиваясь тупым ударом в мозг. Ещё и ещё. Всё поглубже и поглубже. Нет чувств. Нет тебя. Только этот язычок сейчас может просить от меня чего угодно, только только бы это длилось:

Здесь всё завершается. Где ты? Открываю глаза. Твоя киска застыла над моим членом. Любишь сверху? Скорей. Ты не торопишься. Медлительно, мм за миллиметром мой член заходит в тебя. Твоё лицо. Глаза, губки молвят о муке любви. Стон. Ты вся моя. Застыла. Смотришь в мои глаза. Ну что все-таки ты. Движение. Ещё и ещё.

Больше так не могу, грубо сгоняю тебя, одним скачком раскидываю в стороны твои ноги, грубо вхожу. Начинаю работать как зверек. Подчинись. Я трахаю тебя со всё нарастающим темпом. Твои ноги обымают мои бёдра. Волна, ещё волна. Ты кричишь. Я приближаюсь.

Взрыв. Ничего нет. Только мой поток в для тебя. Ещё и ещё. Чувствую, как сокращается твоё влагалище, принимая мою сперму. Падаю. Нет сил. Ты в каком-то астрале. Рядом со мной только тело. Нет слов, нет эмоций:

Чёрт, мы все в краске: Что ты говоришь? Ах, картину попортили? Какую картину? Ах, бодиарт и всё такое: А кто для тебя произнес, что я бодиартом занимаюсь? :. Да нет естественно, фотки мне знакомый по вебу прислал (здесь необходимо заткнуть ей рот поцелуем, пока она чего-нибудь такого не ляпнула).

Вот и всё. По сути, я вправду никакой не живописец, хотя бодиарту симпатизирую. Но, оговорюсь: если б в реальной жизни были женщина, кисточка и я — всё вышло бы точно так же.

Если кому-то тема боди, тема арт увлекательна, пишите: him1970@bk.ru

От всей души. Bron.

Отзывы:
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *