Совместное купание

Категория: Остальное

Признаюсь, мне несколько изумительны те истории, в том числе не придуманные, где мальчишки всеми правдами и неправдами пробуют подглядеть за девчонками, а девчонки — за мальчишками. Может быть, если б их воспитывали как меня с сестрой, то и больного любопытства было бы меньше, а, в конечном счете, и всяких злодеяний на этой почве.

Я с сестрой и родителями жил в древнем доме, с теплой водой и ванной, что тогда было не у всех.

Сестра никогда не третировала мною, мы игрались совместно. Когда сестренка пошла во 2-ой класс, она нередко стала по собственной инициативе забирать меня вечерами из детского сада. Обычно часов в 5 она приходила за мной и мы игрались до прихода родителей. Так что обузой она меня не считала

Хотя она на четыре года старше меня, но мы практически всегда умывались совместно. Мне и в голову не приходило, что в этом может быть что-то не так. По последней мере, с 4 лет я отлично помню, как мы совместно плескались в ванной. Как следует, впервой, когда я это ясно помню, ей было около восьми.

По призыву матери мы забегали в ванную, стремительно раздевались и прыгали в воду. Мать обычно мыла нам головы, помогала вымыться мне, а потом уходила. После чего сестра домывалась, и мы еще какое-то время плескались вдвоем, пока нас не выгоняли.

Чуток позднее меня стала мыть не мать, а сестра. Я ей тоже помогал — усердно тер спинку мочалкой, время от времени живот. Ножки и писи мы мыли каждый для себя сам.

Когда мне было около 6, мать еще помогала нам мыть головы, а затеи мы домывались сами.

Ни когда сестра мне мыла спинку и живот, ни кода я ей тер эти же места, никакого возбуждения я не испытывал. Сестра никогда меня не смущалась, а я ее — тем паче.

Даже когда после мытья спины сестренка расставляла ножки и начинала себя мыть «там», она не отворачивалась. При всем этом она ставила одну ногу на носочек, забавно расставляла коленки, нагибала голову, и подмывалась. Я же в это время продолжал пяточки либо коленки.

У меня не было практически никакого энтузиазма к деталям ее тела. В момент когда мне было около 6, а ей около 10, я в первый раз направь внимание на ее щелку меж ног.

Огромные губки не сходились, как у виденных мною девчонок в моем детском садике, а находились на неком расстоянии. Меж ними болтался капюшончик. Но, может быть из-за того, что он всегда прижимался трусиками, он был некий тонкий, бледноватый и, если поглядеть с боковой стороны — не выпирал. Над капюшончиком проросли несколько тонких волосков, что может быть и пробудило хоть маленький, но энтузиазм с моей стороны.

Невзирая на возникновение этих, еле приметных волосков, и мне и ей по прежнему не казалось наше совместное мытье кое-чем не естественным. Я даже не стремился потрогать ее письку. Разве что в игре, здесь же в ванной, когда пробовал надавить то на ее носик, то на ее пупок. Так мы изображали дверной звонок. Мы по очереди либо без всякой очереди — прикасались друг к другу, звучно произнося «дзынь-дзынь!». Однажды я, смеясь, надавил на ее «хвостик» в писе, но сестра не задумывалась дуться.

Сестра мой писюн если и трогала, то разве что случаем, когда терла меня мочалкой либо во время наших игр.

Если вы думаете, что с возникновением первых волосков на лобке сестры нас стали мыть раздельно, то ошибаетесь. Это вышло только года через два, когда я уже обучался во 2-м классе, а ей было 12.

Просто поэтому, что мать страшилась моей реакции, если вдруг у сестры прямо в ванной начнутся месячные. К тому же вдвоем в ванной стало тесно.

Кстати, как поведала сестра, 1-ые месячные нее начались конкретно в ванной! И конкретно в скоре после «разделения».

Летом мы нередко жили на даче у бабушки, которая также не считала, что мы должны смущяться друг дружку.

Там мы прогуливались в баню еще подольше — пока сестре не исполнилось 13.

На даче у нас был перелесок меж дачами и стальной дорогой. Мы нередко игрались там с ребятами. Время от времени мы были там только вдвоем с сестрой. В данном случае сестренка нередко писала прямо при мне, а я при ней. Мне, к примеру, даже в голову не приходило отворачиваться, когда я писал

При всем этом это было естественно, как-то само собой.

Сестра обычно тоже не отворачивалась, когда снимала трусики. При всем этом обычно мы продолжали болтать и вообщем не направляли на это никакого внимания.

При чужих мы никогда не писали, так что не задумайтесь что все близлежащие обитатели, в том числе малыши дачников в окружении были ознакомлены о нашей нестеснительности.

Но, кое-кто из соседей о малой стеснительности сестренки всё же вызнал. А дело было так.

В один прекрасный момент летом, когда моей сестре было около 11, а мне кое-где 7, я немного приболел и остался в домике. А сестра с соседскими мальчишками-близнецами, которым было лет по девять, пошла в лес. Там они упросили ее снять трусики. Сестра, малость поколебавшись, исполнила их просьбу. Видимо она, как и я, хоть и знала, что необходимо смущяться чужих, но считала это очень маленьким проступком.

Сестренка спустила трусики до колен, расставила ножки и подняла платьице. Мальчишки, по словам сестры просто обалдели от счастья. Они попросили ее расставить ножки, а после того, как он это сделала, стали осматривать ее со всех боков. Один даже пальчиком поколупал в дырочке.

Так как ей их органы были не увлекательны, она и не просила их снять трусики. Полные от экстаза кавалеры весь вечер обсуждали ими увиденное, что не осталось не увиденного их бабушкой- тетей Верой. Тетя Вера по услышанным репликам все сообразила и, немного надавив на братцев, докопалась до правды. Тетя Вера поведала всё нашей бабушке. Та малость поругала сестренку. Что, естественно, осталось увиденным уже мною.

Вечерком я расспросил сестренку о подробностях похода в лес и сестра мне все расслабленно и тщательно обрисовала. Прямо до того, каким пальцем ее колупали, и что она при всем этом ощущала.

Но больше ничего подобного с соседскими детками ни в городке, ни на даче не происходило. Близнецам, как я знаю, было велено молчать и к их чести об этой истории никто больше не вызнал.

Писать при мне, а я при сестре закончил только, когда мне было 8, а ей 12. Снова таки это не значит, что мы стали смущяться друг дружку — принято так — вот и вся причина. Просто сейчас мы немножко отходили подальше друг от друга либо отворачивались.

Ничего эротического меж нами длительно не происходило. Да и тут вышло событие, которое быстрее можно рассматривать как исключение в наших отношениях

Когда мне было 10, у сестры уже налилась грудь, она стала более задумчивой. Видимо ее в то время стали одолевать новые страсти. Соседские малыши во всю игрались в любовь. Поцелуи исподтишка, гуляние парочками — практически все соседские рябятишки через это прошли.

А вот у сестры не было хотя бы временного кавалера, невзирая на то, что дела со всеми были отличные. Может быть, просто поэтому, что сестренка не отличалась росточком и была не выше тех же близнецов, младших на два года.

Кстати, насчет ее маленького роста. Помню, как в примыкающем поселке …нас в один прекрасный момент даже приняли за двояшек. И это, не глядя на огромную разницу в возрасте

Итак вот, как-то в ее 14 лет, мы в очередной раз гуляли по перелеску. Как я уже произнес, к этому времени мы не писали друг при друге и умывались раздельно. Но, переодевались мы друг при друге как обычно. Даже не помню, раздевались ли мы в эти годы при переодевании до гола либо нет. Ничего неизведанного в ее теле для меня не было.

Мы шли перелеском, а сестра вдруг поглядела на меня и, смотря прямо в глаза, стала присаживаться. Она подняла юбочку, спустила трусики и присела. Я этого не ждал. Волосиков на ее писе было совершенно мало.

Она пописала, но одеваться не стала.

-Подойди сюда — попросила она. Я подошел впритирку

-Сядь.

Я сел

— Смочи палец.

Я не сообразил, как и для чего, но она мне показала — поднесла собственный палец ко рту и смочила. Я сделал также.

Она взяла меня за кисть и легким уверенным движением поднесла мои пальцы к расщелинке. Она стала ублажать собственный клитор моим смоченным слюной пальцем. Скоро я ощутил, как этот отросток стал возрастать. Скоро она ускорила темп, а потом убрала свою руку и села на попу, еще обширнее расставив ножки.

Она стопроцентно сняла трусики, и повелела мне продолжать с еще более скоростью. Я продолжил ублажать ее пальцем в данном ею темпе. Сестренка закрыла глаза, легкая судорога наслаждения прошла по ее телу.

Когда все кончилось, она поведала, что это ей доставил огромное наслаждение. Пожалуй, я тогда в первый раз ощутил возбуждение.

И всё же сестра не воспринималась мною как сексапильный объект. Я просто посодействовал ей получить потаенное наслаждение — и всё. Так что не гласите про инцест — здесь им и не пахнет.

Больше ничего такового мы не делали. Даже не знаю почему.

Особенных загадок на данную тему тоже не было. Однажды, когда мне уже было 16, я ворачивался домой с экзамена, а она убегала по лестнице вниз. Озорно подмигнув, она придавила меня к для себя и проговорила: А я сейчас дама!

Я, естественно, был заинтригован и вечерком желал расспросить сестру о подробностях. Скоро сестренка возвратилась и сама поведала, как днем лишилась девственности. Во всех подробностях.

После чего у нее было еще три парня. Как раз за третьего она вышла замуж и переехала к нему.

На данный момент мне за 20. Смущяется ли моя сестра меня на данный момент? Думаю — нет. Просто мы издавна не были в ситуации, когда это можно проверить.

У сестры отпрыск 6 с половиной лет и дочь, которой четыре. Когда я не так давно заскочил к ней домой, она как раз мыла племянников. Очевидно совместно.

Отзывы:
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *