Развратная девственница

Категория: Остальное

Привет!

Желаю рассказать вам тут свою историю, где все написанное — чистейшая правда, кроме, разве что, имен. И то, я поменял их на другие из числа тех суждений, что наш городишко очень небольшой, где все знают друг дружку в лицо, и что самое главное, многие обожают посиживать в Вебе, где и могут найти сей рассказ.

Итак вот, зовут меня Алик. Мне уже малость за 30, но выгляжу я, как молвят на 25. Связано это, видимо с тем, что я никогда не занимался томным физическим трудом, и всегда кропотливо смотрел за собственной наружностью. А наружностью меня бог тоже не оскорбил, высочайший, худощавый, увлекательный мужик, с тонкими длинноватыми пальцами рук, стильной прической, и очень выразительным взором коричневых глаз. Я по профессии фотограф. И в силу этой самой профессии, мне повсевременно приходится сталкиваться больше с женской половиной нашего городка, ежели с мужской. Вы же понимаете, как Они обожают фотографироваться!

Итак, в один прекрасный момент, мне ну очень надоело посиживать в собственной малеханькой студии, и я отправился на рынок, благо он размещен совершенно рядышком. Рынок у нас единственное, пожалуй, место, куда горожане прогуливаются не столько приобрести чего нибудь, как просто повстречаться со знакомыми, поболтать, показать обновку, поглядеть на других. Очевидно, я туда отправился тоже не за покупками. На дворе стояла весна, а она в наших краях ранешняя, и теплая. Так что, девченки уже начали обнажаться, юбочки становились короче, а топики более открытыми. Меня все это возбуждает, равных нет! Брожу, означает, я по рынку, здороваюсь со знакомыми, а сам глазею на попочки, затянутые в облегающие полупросвечивающие брючки, под которые эти бестии надевают тоненькие трусики карандашики, и мое возбуждение становится все посильнее и посильнее. Кстати, о трусах. Я вообщем не ношу под штаны нижнего белья, кроме зимы. Потому, наверняка, мой член в штанах, не скованный никакими узами, не способен флегмантично реагировать на дамские красоты начинает изменяться в размерах, так и норовя, порвав брюки, вылезти наружу, стремясь попасть в эти самые дамские попочки либо влагалища, либо ротики…

Эээ. Я так замечтался, что не увидел, как столкнулся вдруг с незнакомой мне женщиной. Я, резко было бы, обернулся, чтобы сказать грубость, но, обомлел, лицезрев ее. С виду ей было, где — то лет 18. Это была реальная кросотка, конкретно в моем, таком взыскательном вкусе. Высочайшая, наверняка, около метр 75-77 роста, стройненькая, с черной копной вьющихся волос, спускающихся аж до лопаток, с практически детским взором огромных, коричневых глаз, расположенными под густыми бровями, на этот момент изогнувшимися в негодовании. Ротик этой кросотки представляли пухленькие, надувшиеся губы, с прекрасным рисунком верхней губки, а вот нижняя даже выступала чуточку вперед, что присваивало ей неземное очарование и красота. И вроде бы в довершении этого сказочного портрета прямо над верхней губой, чуточку справа, красовалась маленькая родинка, подарок богов, и так щедро одаривших ее неземной красотой! Одета сия мадмуазель была в короткий топик, чуточку, только закрывающий ее груди, стоящие торчком, в различный стороны. А вот лифчика не было вообщем, ибо сосочки призывно торчали с под него, так и дразня и без того мое возбужденное настроение. Так же открыт для любования был и ее пупочек, длиннющий, вытянутой, вертикальной формы, совершенно еще девичий. Такие пупочки бывают только у не рожавших дам. Через плечо перевешана, какая то сумочка, большая, но плоская такая, молодежная. Брючки же ее были без пояса, и посиживали не на талии, а на бедрах, и на живот повязан свободно ремень, просто для красы, ежели для поддержания брюк. Нет, они посиживали на ней так, будто бы она в их родилась, узенькие, обтягивающие до нельзя эти замечательные формы, так, что каждый бугорочек просто выпирал наружу…

— Я прошу прощения,- только и смог промямлить я.

— Ниче, я не обиделась, -сменила гнев на милость женщина, и даже чуточку улыбнулась, своим огромным ртом, отчего видны стали безупречные белоснежные зубы.

— Снова, простите, — мне не хотелось терять ее из виду,- давайте, кА с вами познакомимся. Я уже твердо решил перейти в пришествие, и не давая ей опамятоваться, представился…

— Алик, меня зовут Алик, я фотограф.

Я не знаю почему, но дам всегда завораживает моя профессия, может, на уровне мыслей приравнивая ее к профессии творца, художника… Вот, и это ангельское создание, тоже приостановилась в нерешительности, и даже безотчетно стала поправлять прическу.

— Что вы? Как любопытно, — загладила волосы женщина, блеснув колечками на тончайших и длинноватых пальчиках, с такими же длинноватыми, ухоженными ногтями, — Лейла.

-Очень приятно, Лейла, вы не против, если я приглашу вас куда-нибудь на чашечку кофе?

Ах уж эти чашечки кофе! Ведь когда пригашают даму на эту самую чашечку, я думаю, даже самая доверчивая ведь заблаговременно знает, что приглашают ее на Член, а не на кофе! Нет, все они равно начинают кокетничать, и «ломаться».

— Я не пью кофе, — Лейла улыбнулась, — но я могу составить вам компанию, если вы угостите меня чем — то другим, соком, к примеру.

В общем, через полчаса, мы уже посиживали в комфортном, некогда даже очень именитом в нашем городке, ресторанчике, и ожидали наш заказ. Почему я говорю, «некогда», так это поэтому, что на данный момент эти рестораны, кафе, бары, стали плодиться, как грибы после дождика. А мне вот, нравятся малопосещаемые места, где у меня меньше шансов столкнуться со знакомыми моей супруги, либо тещи, либо с самой этой, черт бы ее побрал, тещей! Как, я не произнес вам, что женат? Хммм… Лейла, конечно, пила со мной не только лишь сок. И уже через минут 30-40 общения, она стала «раскрываться», благо, я красивый собеседник, ну и выпитые ей пол бутылки шампанского оказались достаточными, чтобы она вела себя полностью раскрепощено.

Единственное, что меня смущало, так это то, что она призналась мне, что у нее еще «не было мужчины», а со своим парнем, Эдиком, у нее все ограничивается поцелуйчиками, поглаживаниями, ласками, в общем. И она даже никогда не лицезрела оголенного мужчину, разве что исключительно в кино! Вот, что я смог выведать у нее в процессе нашей беседы. Зато, когда я, воспользовавшись подходящим моментом, решил ее поцеловать в губки, она ответила мне достаточно страстно, и даже языком. Но вот, стоило мне запустить свою руку ей меж ног, так она здесь же сдвинула их, и вцепилась своими наточенными ноготками в мое запястье.

— Нет, нет, этого не надо, Алик, ты, естественно, мне нравишься, но этого не надо, — снова добавила она, и даже отодвинулась малость от меня.

— А давай кА, пойдем ко мне в студию, — предложил я Лейле, в кабинке ресторана мне уже становилось тесно.

— Ты не будешь приставать ко мне?

— Отвечаю! Что ты! Ты же еще девченка…Такая молодая…

В студии Лейла с наслаждением рассматривала развешанные на стенках рисунки, пока я, воспользовавшись моментом, накрывал по-быстрому импровизированный столик, опять с шампанским, шоколадками, и вообщем, обыденным, «джентльменским набором».

— Какие прекрасные у тебя модели, — Лейла была в откровенном восхищении от моих фото.

— Что ты! Вот ты реальная кросотка,- я сделал ей комплимент от всего сердца.

— А ты не желала бы сняться оголенной?

— ???

— Да, конкретно оголенной, у тебя такая фигура,… ты будешь просто богиней на фото,- глас мой становился все вкрадчивей, и приобретал бархатные цвета, так нравившиеся дамам. Я подвел ее к компу, где и хранил свои «потаенные» снимки, которые не демонстрировал никому, ну, практически никому. Я же говорю, у нас небольшой городишко, где вдруг кто — то может выяснить на фото свою знакомую, либо того ужаснее — сестру, либо супругу. Вот почему я не печатал эти снимки, и не развешивал на стенках, а так хотелось бы, чтобы ими любовались все! И я не встречал ни одну даму, которая не желала бы позировать перед фотокамерой оголенной, разве что, комплексовавших собственной фигурой, но таким я и не предлагал. Лейла зачаровано смотрела на снимки. Ей очевидно нравилось практически журнальное качество выполнения, и в то же время понимание того, что они изготовлены тут, в этой малеханькой студии.

— Нее… Я, наверняка, так не смогла бы, — но глас у нее был не настолько уверен.

В общем, через пол часа уговоров, и еще пол бутылки шампанского, Лейла уже посиживала, закутавшись исключительно в мою рубаху на нагое тело, и в тонких белоснежных трусиках, которые она наотрез отказалась снимать. Сейчас я мог во всю наслаждаться ее стройными ножками, с точеной формой коленок, в ожидании, когда она «настроится», и сбросит, на конец эту чертову рубаху!

Лейла испила «для храбрости» практически полный фужер шампанского, и спустила рубаху на ноги, обнажив груди. Я здесь же, схватил рубаху, и вообщем унес отсюда, не давая ей шансов запираться ею. Вот он, давно ожидаемый момент! Я так и застыл в восхищении, любуясь этим девичьим, еще нетронутым телом. И сознание того, что я 1-ый мужик, который лицезреет эту даму нагой, приводило меня в непередаваемый экстаз, таковой, что мой член, уже сотки раз за нынешний денек поднимавшийся, снова воспрял духом, и сейчас нахально выпирал из — под штанов. Лейла же, напротив, посиживала, вся как — то, сжавшись в комочек, сдвинув плотно ноги, и вроде бы прикрывая свои груди, кстати, достаточно огромные для ее стройной фигуры. Сосочки же, напротив, у нее были мелкие, и на нимбах вокруг их выступили даже мурашки, что гласило о том, что женщина в сильном волнении. Сейчас мне, как опытнейшему мужчине необходимо было вести себя как можно деликатнее, чтобы не спугнуть это «дитя». Лейла потихонечку привыкала к незнакомой ей ранее ситуации, но все еще стеснялась. Но я все таки увидел, что она исподтишка кидала взоры в сторону моего «дружка», видимо дивившим его своими откровенно большенными размерами.

— Милая. Пожалуйста, сядь удобнее, расслабься,- я как можно ласковее обратился к моей новейшей модели, сам в то же время, приготавливая штатив и камеру.

— Как мне сесть, покажи?

Я подошел к девице, и притронулся к ее плечам, расправляя их, и открывая на полное обозрение груди. Ноги же я развернул в очень прекрасной позе, положив одну на другую.

— Знаешь, необходимо будет возбудить твои сосочки, чтобы они смотрелись привлекательнее на снимках, — нежно произнес я ей. Естественно, это был просто предлог, они, ее сосочки и без того были довольно возбуждены, и торчали, как две виноградинки.

— Как мне это сделать? — хитро улыбнулась женщина.

— Можно, я сам это сделаю для тебя? — я уже подошел к ней впритирку, и встал так, что мой выпирающий член оказался прямо напротив ее грудей. Не давая ей ничего сделать, я уже притронулся к сосочкам, и начал кончиками пальцев ублажать их вращательными движениями. В какое то время, я же присел перед ней на корточки, и прикоснулся губками к левой груди. Дрожь возбуждения проехалась по лейлиному телу, я даже ощутил, как она откинулась на спинку кресла. Я целовал по очереди ее груди, таким макаром, что когда один сосочек ее был у меня в губках, другой я в тоже время крутил и поглаживал пальцами. Поцелуи мои становились все откровеннее, я уже лизал ее соски, то груди полностью, и спускался поцелуями на ее ласковый живот. Стоило ей что — то сказать мне, как я здесь же закрывал ее губки своим поцелуем, и она отвечала мне взаимностью, потихонечку тая в моих руках. Вот я притронулся нежно к ее лобку, еще пока сокрытому в белоснежных хэ — бэшных трусиках. Запустив руку глубже в промежность, я удостоверился, что трусики ее все были уже мокроватыми, видать девченка возбудилась не на шуточку. Лейла снова схватилась за мою руку, но меня уже тяжело было приостановить! Я желал туда! Я желал упиться ее нежностью, прильнуть губками к священной пещерке.

— Давай снимем это? — я держал руку на ее лобке, нежно поглаживая его через трусики.

— Ты же обещал! — она ответила так нерешительно, что я думаю, даже сама не веря в свои слова. Но, попочку приподняла, давая снять с нее последний предмет одежки. Когда я сделал это, то просто обомлел перед представшим моему взгляду виду. Вся ее пиздочка была покрыта таковой густой растительностью, что не оставляла последних колебаний в ее девственности. В наших краях девице запрещено стричь либо брит волосы на пизде до замужества. Вот и моя девченка тоже придерживалась этого табу. Я был в восхищении! Мне всегда нравились волосатые пизды, и всем моим любовницам, и супруге тоже я воспрещал дотрагиваться ножницами к «моим» сладеньким пещеркам.

Я нежно прикоснулся поначалу к лобочку, поигрывая ее пушком, а позже и потихонечку пропустил руку вниз, так, что мой средний палец нащупал клитор.

— Ааа… — только и вскрикнула Лейла, еще посильнее вцепившись уже 2-мя руками к моей руке, — обещай только, что ты не будешь мне «разламывать» целку. Обещаешь?

— Да, да, естественно, — я снова впился губками в сосок, в то время, как моя рука уже во всю голубила набухший клитор этой порочной девственницы. Влагалище ее промокло донельзя, с дырочки во всю стекала жидкость, и мне не терпелось испытать на вкус.

— Сядь пожалуйста, вот так, — я развернул ее и придвинул к для себя, раздвинув ножки как можно обширнее, тело в тоже время откинув на спинку кресла. Глас мой становился все приглушеннее, я даже стал постанывать от наслаждения. Сейчас я мог стопроцентно обладать ее пещеркой, и стал целовать ее всю, облизывая ее клитор, а позже и саму дырочку. Кто лизал меж ног девственнице, тот отлично знает, какой у их типичный ни с чем же не сопоставимый вкус. Это было божественно! Я лизал пизду, в какой еще не побывало ни 1-го мужчины! При этом, сама носительница этой пизды была на уникальность красива, и пластична. Она вся даже прогибалась грациозно, выгнув спину, откинув голову, так и подставляя для моего рта свою чудную и сладенькую пиздочку. Я естественно уже приспустил свои штаны, и вынув собственный 19-ти сантиметровый член уже тихонько мастурбировал под сидением стула. Лейла совершенно растеряла голову, она сама то голубила свои сосочки, то прикасалась к моей голове, и игралась моими волосами. В один момент, дыхание ее стало почаще, она еще посильнее вцепилась в мои волосы, и даже стала «подмахивать» пиздой на встречу моему рту. Она уже была вся влажная от моих слюней, от ее выделений, когда Лейла отбросила голову, и приглушенно застонала. Позже она, вроде бы обмякла в моих руках, и, отодвинув мою голову, поглядела прямо в глаза.

— Ты впервой в жизни кончила? — спросил я.

— С мужиком, — поправила Лейла.

— ???

— Нет, ты не так сообразил, — засмеялась она, — просто я нередко мастурбирую, я люблю ублажать себя. В особенности перед сном, когда могу закрыться в собственной комнате, раздеться, и ублажать свою киску.

— Хочешь поглядеть на мой хуй? — спросил я ее.

Лейла ничего не ответила, и я, встав, перед ней во весь рост, пристроил собственный хуй к ее сосочкам…. Я гладил набухшей и ставшей красного цвета головкой ее соски. Но, когда я возжелал приблизить Его к ее губам, она только закинула голову, вспять, и отвернулась от моего дружка. » Ниче, — на уровне мыслей успокоил я сам себя, — это у нас еще впереди».

— Можно, я смажу Его в твоем соке? — спросил я вслух, сам в то же время, погрузился на колени, и приблизил его к волосатой пиздочке.

— Нет, нет! Не суй Его туда! — Да не страшись, лапочка, я просто желаю смочить его Там, в твоих соках.

Я еще более отбросил ее вспять, в тоже время, еще обширнее раздвинув ножки, таким макаром, что стала видна даже розово — красноватого цвета дырочка, из которой просачивался ручеек выделений, который терялся где — то в промежности, в области заднепроходного отверстия…

— На, потрогай Его, приложи его к щелочке.

Я взял ее левую руку. И всунул собственный хуй в нее. Лейлочка неуверенно взяла его, и тормознула в нерешительности. Здесь уже я направил ее руку со своим хуем к ее дырочке. Я водил Им по ее щели в вертикальном направлении, и по Нему текла влага девственной пизды! Все это было так здорово, что я стал ощущать приближение оргазма.

— Неуж-то Он весь помещается Там ? — наивно спрашивает меня моя девственница.

Движения ее руки уже не настолько нерешительные, ей очевидно нравится держать Его, ублажать, глядеть на Него.

— Девченка моя, можно, я кончу на твои груди? — я уже снова встал и сейчас взял «инициативу» в свои руки, всучив тем временем в ее руку свои большие висящие яичка.

— Какие огромные… — изумленно шептала Лейла, сама, лаская их и теребя.

От таких слов, от всего этого, я не выдержал, и кончил прямо на ее грудь. Лейла от неожиданности чуть ли не вскочила с кресла, но я не отдал ей это сделать, еще более прижав собственный фонтанирующий хуй к груди кросотки. Сперма тем временем стекала на ее груди, на животик, и даже несколько капель попали на ее лицо, отчего Лейла, брезгливо, еще пока, вытерлась. Я думаю, я ревел как раненный бизон, от сознания того, что кончил на девственницу. Позже я сам своими руками мыл ее под душем, и даже подмывал, но осторожно так, чтобы не разрушить ее плеву, так нужную Эдику, ее жениху. Позже мы еще пару раз кончили таким макаром. Но уже во 2-ой раз, я, вроде бы нечайно, ухитрился кончить на лицо Лейлочки, и она даже попробовала ее на вкус, но он, естественно, пока ей не нравился. И, конечно, я сделал в тот денек несколько восхитительнейших снимков, которые я могу выслать вам, при условии, что вы мне отправите свои, пусть не настолько откровенные. Лейла оказалась прелестной моделью, и сейчас не комплексует перед камерой. Единственное, что я скажу, так это то, что она до сего времени еще «целочка», я сдержал свое слово. За то она научилась отлично делать минет, и очень любит глотать мою сперму всю, до последней капельки. А я не торопясь, подвожу ее к мысли, что не считая ее влагалища, на котором есть пломба, у нее есть и другая дырочка, и навряд ли Эдик, женившись на ней, что — то увидит, если мы с ней начнем ее разрабатывать Ее. Палец мой уже отлично там помещается, в то время, когда я вылизываю ее влагалище. В общем, я думаю, заднепроходный секс у нас будет очень скоро! Пока! Пишите на мыло, пообщаемся…

Отзывы:
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *