Питерское утро

Категория: Остальное

Губки, казалось, были склеены невысказанными словами. В уголках подсохла слюна (как в детстве)…

И совместно с волнами холода из распахнувшейся форточки, набегающими на открытое тело, перед ней начали повторяться картины вчерашнего вечера…

Остро и с чувством нахлынувшего и на данный момент удовольствия она вспомнила, нет опять ощутила прорыв его плоти! Она непроизвольно вскрикнула, чуть не утратив сознание… Равномерно она акклиматизировалась с сумасшедшей энергией плоти, буйствующей в глубинах жаркого лона… Заряжаясь энергией пульсации, она не поймала тот момент, когда он, стремительно выйдя, отдал её измученному лону маленькую передышку… Ощутив странноватое состояние, схожее на невесомость, она вяло отметила про себя, что её несут в спальню… Распластав её на широкой кровати, он стремительно и нервно высвободил её тело от одежки, чуть не порвав трусики… Окунув ладошки в чашечки лифчика, он практически вытолкнул наружу огромные груди, стянул тугой лифчик на животик и, оседлав её, на мгновение застыл… Она ощутила, как гибкий член ложится в тесноватую ложбинку бюста… Плотно сдавив ладонями груди, она ощутила, как плоть двинулась вперед, проминая для себя тесноватый путь меж грудями… Впав в совершенное беспамятство, он уже никак себя не контролировал, накаляясь до максимума, и уже не в состоянии был сдерживать внутри себя бурление рвущейся наружу лавы… И когда она поглотила своим плечом и грудью её жаркие всплески, по её телу проехалась сладкая судорога…

Так завершился 1-ый акт…

Что касается второго акта…

Для начала они длительно и нерасторопно цедили шампанское в гостиной… Её ладонь мягко приземлилась на его колене, позже она пошла выше, к плотному бугорку, туго округляющемуся под джинсами… Резким нетерпеливым движением раскрыв застежку молнии, она просочилась рукою вовнутрь, нащупывая его большой, но ещё сонный член… Он только издал недоумённый, здесь же перешедший в восхищённый, возглас, когда она, опустившись на колени перед креслом, медлительно вобрала в себя его плоть… Когда он дошел до полной кондиции, она, проходясь нередко трепещущим языком по его плоти, сообразила, что пора… Они опустились на пол… Оседлав его, она равномерно сгибала колени, томительно медлительно погружая в себя его орудие, и вдруг они оба вздрогнули от проникания тёплой, сильной плоти… Ей приходилось вытерпеть… Она подала ноги вниз и, когда опустилась практически до конца, ощутила, что снутри её тела начинает пульсировать какая-то большая субстанция, бурный взрыв которой чуть не опрокинул её навзничь… Чувствуя тепло руки, скользнувшей по спине и замершей на талии, он поразмыслил, что таинство этой ночи будет с ними еще очень длительно…

Открыв глаза, она поглядела прямо на него затуманенным взглядом. Она смотрелась малеханькой рассеянной девченкой, утомлённой и напоённой его любовью! При всем этом она была таковой умопомрачительно тяжелой и благоухающей, что он просто не мог сдержать совсем дурного порыва обнять и придавить её к собственной груди, Да будто бы защищая от самого себя!

Одинокие ночи…, изнуряющие сны…, мемуары о том, что было и не было, мечты о том, что могло бы быть… Это совсем не характерное ей чувство сожаления… О чём?.. О для себя?.. О их, прошедших через её жизнь?.. Да стоило ли обо всём этом на данный момент? На данный момент, когда рядом дышало существо, которое было загадочным вторженцем на её планетке одинокой Дамы. Которое она лицезрела в мерцающем пламени свеч и потому понимала, что это мог быть мираж, рассеивающийся с пришествием сырого и сероватого питерского утра …

Она ощутила, что и он с неким недоумением поглядывает на неё… Встав с постели, он налил остатки шампанского в широкие низкие фужеры и присел перед кроватью, протягивая их ей. Она с ухмылкой испила, смотря на него мокроватыми очами… Отставив в сторону фужеры, он потянулся к ней…

Припав к его груди, она ощутила, как слёзы выступили на очах. Стыдясь их и надеясь, что он их не увидит, она начала скупо целовать его. Напрягшиеся соски сводили его с разума! Её животик подымался и опускался от конвульсивных вздохов. Припав к нему щекой, он слышал, как стучит её сердечко. Оно билось уже не в груди, а там — понизу…В том загадочном хранилище … Из которого мы выходим на заре нашей жизни и в которое нас всё время так тянет возвратиться!…

Закрыв глаза и уже ни о чём не вспоминая, он отдался тому ритму, который давало подсказку его тело… Он был уверен, что и она следует ему и сходит с разума от тех же волн света и тени, шума и тишины, слёз и хохота, которые накрывали его с головой, а позже снова выносили на прибрежный песок… Горячие пляжи Любви! Раскинутые по всему свету!.. По всей планетке!.. По всем планеткам!.. Под всеми Солнцами, горящими во Вселенной… Под всеми звёздами ночных небес, накрывающих влюблённых своими бархатными покрывалами…

Стон экстаза и боли от неповторимости этого момента вырвался из её груди! Чувство гармонии и примирения с несовершенством мира заполнило благоухающим покоем её душу, сердечко, тело!… Рядом дышал он в безмятежно наивном сне, тихонько посапывая, как ребёнок. Одна её рука лежала на его груди. Другая была понизу. В трогательном жесте, будто бы опасаясь утратить в конце концов подаренную давно ожидаемую игрушку, она лежала на его плоти. И это было так естественно и расслабленно, что сейчас она уснула в конце концов тем отдалёким сном, каким спала в детстве, когда, набегавшись за весь денек и наглядевшись на все потаенны мира, падала без сил на свою кровать и лицезрела счастливые сны…

Отзывы:
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *